Звоните: +7 958 574-84-71
+7 928 226-07-28
График работы: Пн-Пт – с 09:00 до 18:00
Cб – с 09:00 до 13:00
Заказать звонок

Корзина:

пусто

СТК «ПАТРИОТ»-30 лет

О компании » СТК «ПАТРИОТ»-30 лет

Мы беседуем с Сергеем Александровичем Кузнецовым, руководителем спортивно-технического клуба «Патриот»

- Сергей Александрович, как все начиналось?

- Я учился в Ростовском речном училище. Весной 1974 года преподаватель по судовым энергетическим установкам Сергей Иванович Савельев, механик с большой буквы, отличный человек, взял меня с собой на базу подготовить катер начальника к эксплуатации. Нужно было ввернуть пробки в систему охлаждения двигателя. Почему меня? Потому что я был самый мелкий в группе ММ-12 и мог пролезть под двигатель. Катер приготовили, поставили на воду, запустили, поехали, Сергей Иванович дал мне порулить. Представляете, 1974 год. Я родом из маленького шахтерского городка, лечу по реке Дон на новом катере начальника училища с двигателем мощностью 70 л.с. со скоростью аж 40 км/ч. Если говорить современным языком, это был кайф. Может тогда и появилась эта постоянная жажда скорости. Сейчас мы ходим на катере с мотором мощностью 300 л.с. и со скоростью более 150 км/ч.

Затем Юрий Иванович Бирюков (я в то время занимался у него в кружке технического творчества) и Анатолий Трофимович Чепурченко брали меня с собой на базу для ремонта лодок. Затем было некоторое расставание с базой, летняя практика, работа на флоте после окончания училища. В 1982 году я вернулся в училище уже на работу учебным мастером в учебные мастерские. К тому времени их возглавлял Юрий Иванович Бирюков, который по поручению Ю.П.Камышина подбирал себе боеспособную команду. Меня частенько командировали на базу, где я варил мостики, слипы, заборы, душой и сердцем прирастая к ней. И, конечно, когда меня назначили 15 августа 1985 года заведующим водноспортивной лаборатории, я был очень рад. 

Когла я стал интересоваться моторными лодками, возник интерес и к водным лыжам – тогда это было в диковинку. Я купил себе водные лыжи, но одновременно кататься на лыжах и рулить лодкой не получалось, и я привлек курсантов речного училища. Количество ребят, интересовавшихся водной техникой и отдыхом на воде, постоянно увеличивалось. В итоге у нас набралась группа в 15 человек. Но просто так кататься на лыжах стало неинтересно, захотелось разработать какой-то маршрут движения по реке, дойти самостоятельно до города Азова, до станицы Старочеркасской... И поэтому возникла идея создания клуба дальнего спортивного плавания под девизом: «Клуб дальнего спортивного плавания по местам боевой и трудовой славы советского народа». А еще нашей целью была агитационная работа по привлечению выпускников школ в наше училище. Мы понимали, что основной контингент абитуриентов – это ребята из близлежащих городов. Курсанты на наших катерах всегда выглядели опрятно и красиво, были в парадных формах. И это неизменно привлекало внимание.

 

- Когда был организован клуб?

- Это произошло 26 ноября 1982 года. Именно в этот день написанный мною рапорт с ходатайством о создании клуба лег на стол начальника училища. Что хочется отметить: в те времена подобные задачи решались легко. Начальник училища подписал мой рапорт, нам выделили помещение в здании речного училища. А сейчас, чтобы купить лодку, необходимо подать заявку, произвести аукцион, торги, обязательно кто-нибудь подсунет непригодный товар. Тогда же просто нужно было взять счет, училище его оплатило, и клуб получил лодки.

- А какой длины лодки и мощности мотора достаточно, чтобы кататься на лыжах? 

- Если лыжник – специалист и весит до 70 кг, то сейчас достаточно надувной лодки длиной 3,6 м с мотором в 15 лошадиных сил. 

- А если весишь 90 кг?

- Необходима хорошая спортивная подготовка. И, в принципе, достаточно 30-сильного мотора. Мотор мощностью 50 л.с. легко «справится» с человеком весом более 90 кг, а 150-сильный мотор запросто поднимает из воды двух лыжников. А вообще, в те времена, когда были только моторы «Вихрь», я научил выходить на лыжи, наверное, больше двухсот человек… 

- В 1982 году был еще Советский Союз, партия и комсомол, но времена шли, и я, листая альбом клуба, вижу, что вы ходили в походы каждый год. А какой поход был самым длительным?

- Поход, которым мы гордимся, совершили в город-герой Керчь в 1985 году, приурочив его к 40-летию Победы. Общая протяженность похода - 1000 км. Мы заходили в Азов, Таганрог, Ейск, Приморско-Ахтарск. Это был поход на уровне авантюры: маленькие лодки длиной не более 4,7 м с моторами «Вихрь», на них – пацаны 16-ти лет, курсанты 1 и 2 курса речного училища, еще не приученные к испытаниям... Только штурман – «краснодипломник» Вахтор Игорь – был уже выпускником нашего училища. Он прокладывал маршрут. Раньше ведь не было GPS, из всех средств навигации был только шлюпочный компас. Мы попали в шторм, одну лодку пробили. А шли мы на двух «Казанках», одной «К-4» и пяти самодельных лодках с моторами «Вихрь-30».

Но менялась страна, менялась и жизнь нашего клуба. В связи с тем, что наши походы перестали финансироваться ДОСААФ и ВЛКСМ, мы стали больше заниматься спортивными маршрутными гонками до 500 км.

 

- А правда, что «Вихрь» выдерживает только 100 км и потом его надо чинить? 

- Безусловно, нет. Конечно, случаи бывают разные, но свои моторы мы всегда поддерживали в хорошем состоянии. Уже к 1991-му году мы занимали призовые места в чемпионатах Советского Союза. Тот опыт, который мы накопили в процессе походов и соревнований – как сделать, чтобы лодка лучше шла, чтобы мотор лучше работал, чтобы движение лодки было безопасным – очень ценен сейчас.

- Раньше вся техника была отечественная. А когда вы стали использовать зарубежные моторы?

- Когда началась перестройка, настали очень трудные времена для всей страны и, в частности, для меня. Я работал заведующим водноспортивной лабораторией и получал очень скромную зарплату. А в то время у меня была уже большая семья – трое детей, которых надо было чем-то кормить. Я связался с Алексеем Ивановичем Ишутиным – трехкратным чемпионом мира в гонках на скутерах, уроженцем города Санкт-Петербург. Алексей Иванович был первым советским пилотом «Формулы-1» и одним из тех, кто первым в СССР прикоснулся к импортной технике. Он был дружен с гонщиками других стран. Но когда зарубежные гонщики вышли на вершину водно-моторного спорта «Формулы-1», для россиян эта дорога была закрыта, потому что у нас не было такой техники. Тогда Гвидо Капеллини, великий гонщик «Формулы-1», предложил Ишутину выступить на его лодке. Потом Алексей Иванович начал работать с моторами Mercury.

Вот ему-то я позвонил и рассказал, что имею большой опыт в водно-моторном спорте и что мог бы продавать лодочные моторы фирмы Mercury в Ростове, только у меня один недостаток - нет денег. Тогда он привез на выставку в Ростов две лодки «Мастер» с моторами и потом отдал мне их на реализацию. Каждая лодка стоила как однокомнатная квартира в Ростове. Все надо мной смеялись – кто же купит у тебя эти лодки?!... Но наступила весна, мы начали показывать возможности этих лодок на воде. И постепенно лодки стали покупать! Это был поистине революционный шаг, а для меня – выход из тупиковой ситуации.

С 1998 года спортивный клуб «Патриот» начал продавать водномоторную технику, и это помогло нам продержаться на плаву. Когда в России начали появляться импортные моторы, я поехал в Москву на выставку «Boat Show», прошел по всем экспозициям: Yamaha, Suzuki, Mercury. Всем предлагал свои услуги по продаже моторов в Ростове. Я, кстати, стал первым, кто начал торговать моторами у нас. Тогда мне удалось договориться только с производителями моторов Mercury - за что отдельное спасибо Алексею Ивановичу Ишутину.

Сейчас весь бизнес сводится в основном к ценовой политике. Рынок насыщен. Но далеко не все понимают, что если товар дешевле, то значит, и качество его будет чуть хуже – например, металл тоньше. Каждый год заниматься бизнесом все сложнее, конкуренция растет. Первыми на ростовский рынок параллельно с моторами Yamaha, которыми торговал салон «Панавто», пришли моторы Mercury. Suzuki, Honda появились позже. Лодки «Казанки» хорошо работали с моторами «Вихрь». С появлением новых мощных импортных моторов эти лодки стали не выдерживать нагрузку, и сейчас им на смену пришли лодки «Мастер».

- Чем сейчас живет клуб?

- Мы участвуем в соревнованиях. Государство не выделяет сейчас на это денег, поэтому мы зарабатываем сами. Все соревнования проходят на моторах Mercury – это, по моему глубокому убеждению, самый надежный мотор. И «Формула-1», и «Class One» - все гоняют на моторах Mercury. Без исключения.

В нашем регионе пограничники в Азовском море, на границе с Украиной, ловят браконьеров только на лодках с моторами Mercury Verado, эксплуатируя их нещадно. Мы обслуживаем эти моторы без особых хлопот, т. к. они действительно очень надежные.

Каждому покупателю я всегда говорю, что все моторы сделаны для людей: и Yamaha, и Tohatsu, и Honda, и Mercury, и Nissan. Это серьезные фирмы-производители, которые не будут поставлять «сырой», неиспытанный товар. В каждом модельном ряду есть брендовый мотор – самый легкий, самый объемный. Но я всегда акцентирую внимание покупателей – смотрите, кто стоит за этим мотором. Серьезная ли фирма, имеет ли она свой сервисный центр? Или это начинающие, «одноразовые» продавцы? Мне часто предлагают торговать китайскими моторами. Все такие новые, блестящие, красивые. Я всегда спрашиваю – есть ли у них сервисный центр? И вот тут возникают заминки и проблемы.

Я никогда не выключаю свой сотовый телефон, и каждый мой покупатель в случае возникновения проблемных вопросов может в любое время позвонить мне. Но это случается крайне редко. И вот еще что немаловажно - моторы Mercury на рынке уже более 75 лет. Для сравнения: Yamaha – 30 лет, остальные – еще меньше.

- Сергей Александрович, я знаю, у вас был занимательный эпизод, связанный с перегоном моторной лодки из Турции. Расскажите о нем, пожалуйста.

- В далекие времена, в 1996 году, в честь 300-летия военно-морского флота меня как лучшего преподавателя и еще нескольких курсантов премировали поездкой в Анталию. Тогда же ко мне на базу приехал англичанин. Это был увлеченный человек, крупный предприниматель Джон Уоррен. Он привез из Англии водные лыжи «О’Брайн» и искал, кто бы мог его покатать. Ему сказали – только Кузнецов, Джон нашел меня, я покатал его на славу, потом мы с ним сдружились.

Позже Джон решил приобрести катер, и, перебирая каталоги и выставки в интернете, нашел себе в Ирландии катер «Sea Ray Sander -250» 7,5 м длиной. Катер заказали, и он пришел из Ирландии в Турцию, в Стамбул, в контейнере. Надо сказать, что Джон и его одногруппники по университету соблюдали традицию – когда кто-то из них женился, перед свадьбой непременно устраивал мальчишник. У Джона шло дело к свадьбе, и он решил, что пригласит своих друзей на необычный мальчишник – перегон катера из Стамбула в Ростов.

Соблюдая старые традиции, гласящие, что при спуске судна на воду необходимо разбить об его форштевень бутылку шампанского, мы прихватили эту бутылку из Ростова. А чтобы бутылка правильно разбилась и горлышко осталось в руке, необходимо заранее аккуратно подрезать бутылку стеклорезом. Итак, представьте: Турция, лето, жара градусов 50. Шампанское пролежало в такси полдня. Я начинаю подрезать горлышко бутылки стеклорезом, и бутылка взрывается у меня в руках! А так как была жара, на нас только шорты, мы все мокрые, еще и это пенное шампанское, ну, и осколки бутылки слегка мне порезали живот – в общем, впечатление такое, как будто живот у меня разорвало от бутылки шампанского… Так трагикомично начался наш первый поход за катером.

И Джон, и я приехали перегонять катер со своими будущими женами. Джон еще пригласил мать и сестру. Когда мы поехали катать девушек по Босфору, им стало плохо – укачало. Я еще тогда говорил Джону, что перегон катера через Черное море – это не увеселительная прогулка… В конце концов, перегон перенесли на сентябрь.

В сентябре я прилетел в Стамбул и стал готовить катер. Потом был тяжелый, но интересный переход. Сначала мы шли вдоль турецкого берега, заходили в попутные порты. У нас не было прибора GPS (точнее, он был, но в нем очень быстро сели батарейки), шли по компасу. Нас очень долго мучали пограничники на Украине, взяли подписку, что мы не войдем ни в один порт. Тем не менее, пришлось зайти в Керчь, потому что сил не было.

В турецком порту Инеболу (он находится на той же долготе, что и Ялта) был случай. На рейде стояли турецкие корабли. Турки праздновали 10-летие прихода к власти президента, торжества происходили на высоком уровне. А мы причалили в морском порту, где кругом сновали на мотоботах турецкие матросы, периодически цепляя наш новый белоснежный катер. Джон имел неосторожность выразить туркам свое недовольство происходящим, на что турецкий офицер на чистом английском языке заявил ему: «Ты езжай в Англию и там будешь командовать, а тут командую я».

Настроение у Джона испортилось окончательно. Перед тем, как выйти в море, мы обычно ходили на стоящие рядом корабли и узнавали прогноз погоды, а поскольку Джон был раздосадован и не хотел вообще ничего, в этот раз мне пришлось идти самому. Прихожу на турецкий теплоход и на ломаном английском вперемешку с русским пытаюсь узнать у начальника радиостанции прогноз погоды на завтра.

А он у меня вдруг спрашивает: «Ты русский?» - «Да, я русский», - отвечаю. Он: «А я азербайджанец, работаю на турецком теплоходе». Дал мне прогноз погоды, очень радушно ко мне отнесся, а потом спрашивает: «Вот чего ты сейчас хочешь?» А я уже неделю как не мылся, воды пресной не было, напор в душе маленький, а соленая вода очень стягивала кожу. Они любезно предоставили мне возможность искупаться в капитанском душе. И вот, когда я вышел из душа, он спрашивает: «Дружище, а рюмочку хочешь?» Ну кто же не хочет?! Сели в каюте выпить по рюмочке турецкой водки раки - я, азербайджанец и два турка. Я пришел к туркам около восьми часов вечера. И вот время перевалило уже за двенадцать ночи, а у нас беседа не прекращается, все время подносят раки и хорошую закуску. И тут в каюту заходит злющий Джон и говорит: «Не пора ли тебе спать, нам завтра море переходить?!» Ну, я, опустивши голову, ушел. На следующий день Джон полдня молчал, а потом и говорит: «Не понимаю. Не зная ни турецкого, ни английского, о чем можно беседовать четыре часа подряд?! Когда я зашел, у вас такая оживленная беседа была…»

Это я к тому, что моряки всегда живут здорово!

- А как турецкие пограничники вас пропускали, как на вас реагировали?

- Никак особо не реагировали. Мы, конечно, открыли границу, но больше нас никто не трогал, хотя мы заходили еще в четыре турецких порта. Был один удивительный прием. На выходе из Стамбула на левом берегу пролива Босфор есть маленький рыболовецкий порт. Он находится на пригорке. Когда мы вышли в море, начался шторм, и нам пришлось вернуться и пришвартоваться в этом рыболовецком порту. Пришел хозяин местного ресторана и пригласил нас пообедать. Мы ели хорошо, но пили немного, потому что еще не знали, сколько все это нам будет стоить. А когда мы отобедали, хозяин вышел к нам и сказал, что это все за его счет, он угощал нас от души, потому что мы очень смелые люди, раз вышли в море на таком маленьком суденышке. Вот тогда мы пожалели, что осторожничали!

В моем характере, конечно же, присутствует дух авантюризма. Иначе разве повел бы я в Керчь людей на «Вихрях», когда мы и в шторм попали на четыре дня, и пробоину получили? Но успокаивало то, что нас было много, мы могли и отбуксировать друг друга, и поддержать. Кроме того, мы просто были еще молодыми и не чувствовали от моря угрозы. Да и в тот раз, когда мы перегоняли катер, страху никакого не было, хотя я и купил для двигателя запасные свечи не того размера. Ну, вы представляете, если бы двигатель чихнул или кашлянул в море? Что такое лодка длиной 7,5 метров?! Это просто щепка в море…

Вот еще вспомнился интересный случай из турецкого похода – назову его «случай про человека». Когда мы вышли из Стамбула, по неизвестным причинам пропала связь – мы не могли неделю связаться с близкими, как говорится, ни ответа, ни привета. И вот, когда мы встали в Ялте, я думаю: ну кто самый близкий человек для моряка? Диспетчер порта. Он живет бедами моряка, он знает беды моряка, он все понимает. Я пришел к диспетчеру и говорю: «Дружище, дай мне позвонить в Ростов!!!» - «Да не вопрос, просто у меня же вычтут все из зарплаты!» - «Ну пожалуйста, денег дадим сколько надо!» - «Да дело в том, что я деньги не имею права с тебя взять!» Так и не дал позвонить. Мне, морскому человеку, не дали такой, казалось бы, простой и близкой возможности сказать родным, что все в порядке… Я тогда был так зол, что, недолго думая, постучался в кабинет начальника таможни и уже оттуда позвонил и сообщил нашим родным, что мы живы-здоровы, рассказал о нашей судьбе. Переход был тяжелый от Керчи, ветер был сложный. Зато, когда вышли в Азовское море – полный штиль. Представляете – бескрайняя гладь моря, шикарный белый катер... Это был 1997 год.

- Когда намечается следующий поход клуба?

- Если погода еще постоит, то, может, мы сезон закроем традиционным походом Ростов-Новочеркасск-Старочеркасская-Ростов. Это на водометных катерах по реке Аксай, по ерику Россошь, по ерику Золотой с выходом в Дон. Потому что по ерикам ездить тепло, там ветра нет, там закрытое пространство и такой увлекательный маршрут, пролегающий через славные столицы Донского казачества. Мы благодарим Сергея Александровича Кузнецова, руководителя спортивно-технического клуба «Патриот» за интересную беседу!


Вопросы задавал Тихонов А.

На фото:

1. Сергей Кузнецов - руководитель СТК «Патриот»

2. Поход 9 мая 2012 в честь Дня Победы

3. На такой лодке можно развить скорость более 150 км/ч

4. В 2010 году «Патриот» выиграл серебро на чемпионате мира

 
Закрыть
Заказ обратного звонка
Имя Отчество:
 
Номер телефона:
с кодом города
 
Когда позвонить?
 
Изменить число
*
Введите текст с картинки:
 
Нажимая кнопку «Отправить заявку» вы даете согласие на обработку персональных данных в соответствии с политикой конфиденциальности